Наши пятьдесят победителей конкурса

в произвольном порядке:

Касецкая Алла
"Написанное в чистый четверг."

Бартков Владимир
"В аквариуме"

Татьяна Высоцкая
"Незадачливые торговцы" (стихи для детей)

Оля Зябликова
"Что ты знаешь о девочке, если ей имя Кассандра"

Юрий Шорохов
"Самой малой звёздочкой засветится"

Елена Кабанова (Полынова)
"Тебе нравится филигрань"

Валентина Никандрова
"Почему же мне снится прошлое?"

Даниил Кучма
"Кому нужны мои стихи?"

Анна Маренчак
"В лес проникла зима" (Акростих)

Танита Пешкова
"Хочется!"

Надежда Комарова
"Лети, бумажный самолётик"

Костик дон Кихостик
"Деревянный храм"

СеЛена
"Чёрное-белое"

Черкасова Анна
"Ведьмины слезы"

Наташа Зобова
"Когда мне хочется вбежать в твои дворцы"

Анастасия Денисенко
"Из мягкой ваты облаков"

Ксения Мельниченко
"Спи, моя родная, маленькая мама"

Анна Туисова
В. Д. ("Вы прислали мне дождь в конверте")

Оксана Чернышова
"Горе ли, беда"

Леонид Родич (Ржеутский)
"Очень важно"

Труфанов Анатолий
"Ах, зорька, зоренька!"

Ева Энкели
"Встретился мне странник"

Флёр-Де-Ирис
"Песочные часы"

Яна Сириус
"Так-то!"

Бечин Николай
"Деревенская избушка"

Светлана Смирнова
С. В. ("Хочешь я возьму тебя в бессмертие?")

Ольга Мак

"Пастухи звёзд" (Баллада)

Сергей Федоров
"Филиппок"

Плахотников Андрей
"Пока я принимал душ"

Светлана Кузьмина
"Слышишь сдавленный хрип в ночи"

Агата Фредерик
"В овечьей шкуре"

Ирина Калина
"Шуршит мой город, павшею листвой"

Александрина Кароль
"Отрывки мыслей"

Татьяна Лавринова
"Снегопад"

Солодягина Елена
"Осень"

Светлана Тимохина
"Он на ярмарке выбрал самую лучшую кисть"

Екатерина Хабибуллина Марина Листок
"Здравствуй, счастье, в конфетной обертке"

Эмма Родионова (Халимова)
"Если когда то захочется просто обняться"

Юлия Ломовских
"Прыгай в поезд и мчи на юг"

Александр Мавлюкаев
"Последнее письмо солдата"

Марин Владимир
"Никто не забыт, ничто не забыто"

Сушко Любовь
"Ангелы в слезах уходят в небо"

Лев Маевский
"Мне душно, я не вижу света"

Ефимова Эльвира
"Мой любимый, Летний сад"

Елизавета Бутнару
"Балерина"

Карнаух Галина
"Сестрёнке"

Наталья Кудинова-Широкова
"#ЧитайтеБольше"

Сергей Шатров
"Дальние страны"

Паршакова Татьяна
"Я верю в знаки судьбы – жизнь заставила"

Елена Подвигина
"Поэт и муза"

Дорогие друзья,
вы прислали нам так много хороших стихов, что выбрать из них лучшие оказалось очень непростым делом.

Благодарим всех авторов и приславших стихи за их энтузиазм

и вдохновение!


Мы старались выбирать как можно объективнее, ориентируясь

не только на собственные субъективные вкусы, но и оценивая

авторский замысел, способ его воплощения и их совершенство.
Конечно же, прислушивались мы и к вашему мнению в комментариях

к стихотворениям и смотрели на количество лайков. Для нас важно,

чтобы наш с вами поэтический сборник получился многосторонним,

разнообразным, неожиданным, ярким. Как нам кажется, это удалось.

Мы поздравляем лауреатов и благодарим всех, кто принял

участие в конкурсе! Желаем всем творческих успехов

и побед в дальнейшем!

СТИХИ ПОБЕДИТЕЛИ 

Алла Касецкая

Написанное в чистый четверг.

 

Нынче я, как букварная истина -

Мою рамы, стираю, варю.

Жизнь для мамы без рамы - немыслима,

Если верить тому букварю.

 

Я и верила, как мне завещано:

"Мама мыла", а "Луша мала".

"Шар у Шуры". Конечно. Конечно... Но -

Шура - дура, а мама - ушла.

 

Мне осталась лишь рама немытая,

Да купель под названием таз.

Шура-дурочка горюшко мыкает.

В общем, жизнь в букваре - не про нас.

 

Только я унывать не приучена.

Мне букварные истины - свет.

Мама - к раме, к тазу неминучему.

Луша плачет и выхода нет.

 

Дом намытым стеклом улыбается.

Дождь пасхальный пускает слезу.

Только это уже не считается.

...я купаю ребёнка в тазу.

Владимир Бартков

В аквариуме

 

Ко дну и обратно – так мелок родной водоем,

Аквариум полон еды, кислорода и света…

Далекое море безбрежно колышется где-то,

Жаль мы – не акулы, хотя за акул выдаем

Себя, полагая, что хищникам легче, чем нам:

Обычная трусость, с обычным невежеством вкупе…

Как древняя память, вода океана темна,

Но лучше – в пучину, чем вечность в подсвеченном кубе!

И мы умоляем хозяина: « Дайте простор,

Нам тяжкий и затхлый удел заточения выпал…»

Хозяин не слышит: он свято уверовал в то,

Что рыбы – безмолвны, а значит без права на выбор.

Он думает: «Сытно, к тому же светло и тепло,

Добавлю – для вида – фарфоровых замков руины…»

А мы задыхаемся, тонем в квадрате рутины,

И все обреченней, как смерть, ненавидим стекло!

Татьяна Высоцкая

Незадачливые торговцы (стихи для детей)

 

Свинья и барашек на рынок пошли,

Нехитрый товар продавать понесли:

Хавронья - картошку, барашек - блины

И каждый тянул, не жалея спины

Поклажу свою, как заправский верблюд,

Но голод в дороге особенно лют.

Им есть захотелось, ну просто умри,

Шагать же до рынка версты было три.

 

И вот на привале присели друзья,

Барашек проблеял: "Ты знаешь, свинья,

С пустым животом отдыхать - маета,

Без нас на базаре займут все места!

Давай собираться да двинемся в путь!

- Согласна, что стоит чего-то куснуть,

Однако товар неразумно ведь есть. -

Свинья отозвалась. - Решение есть, -

Баран предложил, - покупаешь блины,

Покуда горячие? Ну-ка тяни!

 

У хрюшки в заначке полушка была,

Которую нехотя всё ж отдала

За пару блинов, а барашек и рад,

Но тут же монетка вернулась назад -

Картошки в мундире купил у свиньи

Барашек на честные деньги свои.

Довольна хавронья, полушку берёт,

Но снова её отдаёт в свой черёд,

Купив у барана ещё два блина.

Полушка, представьте, уже отдана

Друг другу бессчётное множество раз...

Но чем же закончится этот рассказ?

 

Свинья и барашек стоят на базаре:

Без картофана, блинов и навара

И думают оба: "Товар свой не ел,

А продавал и доходец имел

И не понятно, ну как же так сталось:

Выручки нет и еды не осталось?.."

Оля Зябликова

 

...Что ты знаешь о девочке, если ей имя Кассандра,
Если страшно услышать, что знает она о тебе?..
В новом мифе сплетаются страны, века слишком странно:
Перекресток времен - но герои ничуть не слабей,

Чем в том вымысле, где все границы очерчены резко,
Где костюм историчен, и если злодей, так злодей!
Что ты знаешь о мифе - соленом, прозрачном и дерзком?
Что ты знаешь о детстве земных городов и людей?

Что ты знаешь про Одина, если у ног его волком
Никогда не ложился, а если ложился - так что ж!
Будь ты хоть Персефоной, хоть Гором Крылатым - что толку -
если даже тогда ты себя самого не поймешь?

Иероглифы сна - ну, конечно, они не напрасно
так тревожат, когда ты с утра открываешь глаза.
Что ты знаешь о жизни своей невозможно прекрасной?
Все ты знаешь, да вряд ли сумеешь однажды сказать...

Юрий Шорохов

 

Самой малой звёздочкой засветится

Робко, неуверенно сперва:

В этой жизни повезло нам встретиться

И сказать заветные слова.

Тёплый ветер, как котёнок, ластится,

Бархатом расстелется трава.

Миг - и алым золотом окрасятся

Озера и неба синева.

С песней соловьиною милуется

Предвечерний тот неяркий свет.

Месяц поглядит, как мы целуемся,

Тихо позавидует нам вслед.

Нам молва людская не осокою,

Той, что режет языком-листом,

Всё простит, по-северному окая,

Строгий суд оставит на потом...

На дворе зима, разлука снежная

Сумерек размытыйокаём.

И лишь встречи, нежные по-прежнему,

Согревают бережным теплом.

Пусть метель кружит, позёмкой вертится,

На стекле - мороза кружева...

В этой жизни повезло нам встретиться

И сказать заветные слова.

Елена Кабанова (Полынова)

 

Тебе нравится филигрань,
  Перламутр, серебро в столовую?
- Я люблю на окне герань
  И в лесу акварель еловую.
- Ну а как же шелка, велюр
  И у пристани яхта белая?
- Иноходца люблю аллюр,
  Чтобы чайка волну лелеяла.
- Может камни, вино, меха?
  Может кружево высшей тонкости?
- Бесконечность люблю стиха
  И беспечность огромной скорости.
- Не захочешь ли, чёрт возьми,
  Ты платки с вензелями золотом?
- Не брани меня, не казни –
  Мне б рубаху с расшитым воротом.
  На луга, на поля смотреть,
  На летящего в небе сокола
  И любовь, как котёнка, греть
  Где-то в области к сердцу около.
  Посмотри, разлились ковром
  Нити звёзд, как твои жемчужины…
  Ты возьми себе всё добро,
  Мне, ты знаешь, оно ненужное.

Валентина Никандрова

 

Почему же мне снится прошлое?
Настоящее оставляя,
Я бегу к нему нехорошая,
И себя его проклинаю!

Отчего не забыть обидчика?
От добра же добра не просят!
Вот такая я горемычная
И во сне меня где-то носит...

Даниил Кучма

 

Кому нужны мои стихи?

Монахам, может быть?

Они прочтут мои стихи,

Они простят мои грехи,

Я боль смогу забыть.

 

Но нет. Монахи так важны,

Мои стихи им не нужны.

 

Кому нужны мои стихи?

Собакам, может быть?

Собаки скажут, ну и ну,

Слегка повоют на луну,

Начнут меня любить!

­­­­

Но нет. Стихи мои сгрызут

И в полночь, лая, убегут.

 

Кому нужны мои стихи?

Любимой, может быть?

Она прочтёт их, все подряд,

И улыбнётся, пряча взгляд.

Ей можно всё простить.

 

Потом на полку уберёт,

И так как раньше заживёт.

 

Кому нужны мои стихи?

Они лишь мне нужны.

Моя в них правда, честь моя,

Моя свобода, красота.

В них - часть моей души.

 

Никто не вспомнит обо мне.

Стихи пишу я сам себе.

Анна Маренчак

В лес проникла зима(Акростих)



В засыпающий лес вновь проникла зима,

Ледяными руками стволы обнимая.
Ель баюкая сладко ей пела сама,
Снегирей поселив в царство снежного рая.

Пробралась по-изящному между ветвей,
Разбросала вокруг жемчуга и рубины.
Отбелив черноту, поспешила скорей
Нацепить на груди гроздь замерзшей рябины.
И в наряде невесты, любуясь собой,
Красотою своей все сильней покоряла.
Легкомысленно солнцу вдруг стала кумой,
А в лучах, как в парче лишь сильней засияла.

Заискрилось в лесу, вновь в угоду зиме
И мороз постарался развеять рутину.
Можжевельника куст рисовал на окне,
А на царском холсте написал он картину!

Танита Пешкова

Хочется!

 

Хочется-можется лезть поперек себя шире,

В каждом трактире тоскует затычка без бочки,

Каждому миру найдется по нитке и пиру,

В каждой системе счисления есть многоточие.

 

Страшное дело — любить эту жизнь наизнанку,

Брякнешься с возу и видишь: кобыле не легче.

Где-то горбатый нашел и начистил берданку,

Роет могилу и верит: могила излечит.

 

Гаснет заря, я иду насыпать кошкам корму.

Ставлю кошачий лоток под деревьями ночью,

Черный кот, рыжий и белый сидят на заборе,

Бледный кот грузно лежит на ветвях и хохочет.

 

Сколько живу — смысла в жизни не больше, чем в книгах,

Только сюжет посложнее, слабее поддержка.

Рыба рвется с крючка, птица рвется из клетки, и тихо

кот, бледный кот засыпает на чьей-то одежде.

 

Но хочется-можется жить нараспашку и с танцами,

Наспех, невнятно, намеренно, настежь. На гребне.

Сколько синиц передавлено в стиснутых пальцах,

Столько еще журавлей ожидает нас в небе.

Надежда Комарова

 

Лети, бумажный самолётик,

На крыльях ветра и мечты –

Туда, где искренность в почёте,

Где нет ненужной суеты,

Где детство выбежит навстречу

С велосипедом и мячом,

Где поцелуем мама лечит

(Хоть и работает врачом)…

Как сложно жизнь скрутила нити!

Трещит – но теплится свеча.

Вот только к радости открытий

Потерь добавилась печаль.

Любовь для многих безусловной

Быть разучилась: столько битв…

И меркнет прежний Свет церковный

От неуслышанных молитв.

Но как же хочется сорваться,

Сломать привычный ход забот,

Забыть всю боль – и целоваться…

Встречать, как в юности, восход…

… Верни мне крылья, птица в клетку,

Бумажный вестник перемен…

Пусть день – как русская рулетка,

Но это будет новый день…

Лети, крылатый оригами,

Листву последнюю сорви –

– И возвратись назад снегами

В искринках счастья и любви…

Костик дон Кихостик

Деревянный храм

 

Церковь Преображения Господня на острове Кижи

Маргарите

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-ДРЮМ

ИЗ СОСНЫ ДЛЯ КОРАБЛЕЙ

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-БРЮМ

БЕЗ ШУРУПОВ И ГВОЗДЕЙ

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-ГРЮМ

БЫЛ ПОСТРОЕН ЭТОТ ХРАМ

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-ФРЮМ

СЛАВА ДРЕВНИМ МАСТЕРАМ

Дин-ФРЮМ Дин-ГРЮМ Дин-БРЮМ Дин-ДРЮМ

Этот храм труда победа

Совершенства апогей

Он ВОСЬМОЕ ЧУДО СВЕТА

Нет он ПЕРВОЕ скорей

Он такой

БОЛЬШОЙ

В

Ы

С

О

К

И

Й

Что касается небес

На него по водостокам

На спор как-то я залез

Сверху вид был обалденный

Весь мой край родной лежал

Предо мною

И священный

Трепет вдруг меня объял

Дрожь уняв я селфи сделал

Булкой покормил синиц

Гимн России спел и смело

 

С парашютом прыгнул вниз

Ах какая красотища

Что за прелесть этот храм

Каждый день туристов тыщи

Приезжают в гости к нам

Вот так храм

Похож немного

На ЖАР-ПТИЦУ он

на ТОРТ

На ЕЖА

на ОСЬМИНОГА

На ВОЛШЕБНЫЙ ЗВЕЗДОЛЁТ

Он на солнышке сверкает

Словно дорогой АЛМАЗ

На него смотрю моргая

Слёзы катятся из глаз

Сколько грации и шарма

В его чудных куполах

Нету братцы краше храма

Ни в каких других краях

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-ДРЮМ

ИЗ СОСНЫ ДЛЯ КОРАБЛЕЙ

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-БРЮМ

БЕЗ ШУРУПОВ И ГВОЗДЕЙ

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-ГРЮМ

БЫЛ ПОСТРОЕН ЭТОТ ХРАМ

Дин-дон Дин-дан Дин-дон Дин-ФРЮМ

СЛАВА РУССКИМ МАСТЕРАМ

Дин-ФРЮМ Дин-ГРЮМ Дин-БРЮМ Дин-ДРЮМ

Я без знаков препинанья

Сконструировал стишок

Мне сказала тётя Аня

Тоже мастер ты дружок

СеЛена (Елена Самигуллина)

Чёрное белое

 

Черное белое.

Белое черное.

Незаштриховано.

                            Легализовано.

Логики нет,чтобы  все перекрашивать.

Старое

               грязное чье то донашивать.

Вымыслом жизнь для тебя преподносится,

Лишнее через

                 ----------дефис----------переносится.

И без ошибочно точки поставлены.

Хламом

          из прошлого

                            двери заставлены.

Кто-то за край,

                        кто-то по-се-ре-диночке.

Снова по кругу,

      по старой пластиночке,

Кружится,

вертится,

чёрное -белое.

Только в движенье нам  видится целое.

Анна Черкасова

Ведьмины слезы

 

Невидимка-художник рисует на окне стеклянные розы,

Как будто пушистые листья, как будто девичьи грезы.

Говорят, что узоры не тают, когда это кисть мороза,

Только я одна точно знаю, что это ведьмины слезы.

Когда-то в далёком царстве, её закрыли в темнице,

Теперь она без осанки, и тронул иней ресницы.

Шипами душа забита, рассыпались юные грезы,

Ведьма одна колдует в тоске эти странные розы.

Наташа Зобова

 

Когда мне хочется вбежать в твои дворцы

И разрыдаться  там на каменных ступенях,

Смотрю опять на равнодушные  часы

И вместо слёз роняю

Капельками время.

 

Когда мне хочется неистовой мечтой

Поверить в то, что ты

Когда-нибудь вернешься,

Касаюсь я

Стены осеннего дождя.

Быть может, ты

С той стороны её коснешься.

Анастасия Денисенко

 

Из мягкой ваты облаков

Летят снега, как пух, без шума,

Латая белым лоскутом

Ковер, укрывший землю чудом.

На окнах – белые цветы,

Сдувают с веток иней ветры,

Но не лишились пустоты

Застывших судеб километры.

Лишь согревают мир вокруг

Лучи, что светят без опаски –

Улыбки детские, что вдруг

Заметной делают нам сказку,

Что заставляют посмотреть

На мир открытыми глазами,

И улыбнуться, и успеть

Вложить частичку чуда в память…

 

Понять бы нам, что детский смех,

Он есть не только у ребёнка,

Он в каждом сердце, он у всех –

Лишь отложи дела в сторонку.

Ксения Мельниченко

Спи, моя родная, маленькая мама

 

Спи, моя родная, маленькая мама.

Я тебя укрою теплым одеялом.

А на одеяле деток твоих лица,

Пусть лишь их улыбки будут тебе сниться.

Пусть твой сон предвечный будет тебе в сладость,

Пусть тебя коснется Пресвятая Радость.

Пусть Она Небесной Светлости научит,

Ласково обнимет и возьмет на ручки.

 

Спи, моя родная, маленькая мама,

О тебе моленье пусть не смолкнет в храме.

О тебе пусть песенку пропоют синички,

Ту, что им напели неземные птички.

Я твои ладошки нежно поцелую,

И твои ручонки на груди сложу я.

Я твои волосики причешу красиво

И платком прикрою так, как ты просила.

 

Спи, моя родная, маленькая мама.

Пусть вокруг струится запах фимиама,

Пусть в твое окошко смотрит лик луны,

Неусыпно льются лунные псалмы.

Облака пускай не плачут громко над тобой,

Пусть с тобой пребудут вечно мирность и покой.

Я цветочками украшу колыбель твою.

Спи, моя хорошая, баюшки-баю.

Анна Туисова

В. Д.

 

Вы прислали мне дождь в конверте,

Он собою опутал плечи.

Кто сказал, что бывает бессмертье?

Необычный и ветреный вечер...

Замер лес, словно в сказочном кресле,

Небо нежно задёрнуто тиной.

Если в жизни другой я воскресну,

Непременно хочу быть красивой.

Вы отправили солнце в конверте,

Долетело оно жаркой птицей.

Птица рядом со мною, поверьте, —

Замечают похожие лица.

Вы в конверте отправили грозы,

Налетели на город, внезапно.

Вы в конверте отправили звёзды,

Только я их вернула обратно.

Оксана Чернышова

Горе ли, беда

 

С неба бежит вода —

Не избежать беды.

Не из бегущих я,

Из настоящих ты.

 

С неба сочится свет,

С ветки струится трель.

В трещинах амулет —

Значит, не уцелел.

 

Небо бросает знак,

Значит — не уберег.

Свет перешел во мрак,

Цель предсказала итог.

 

С рамок стираю пыль,

В раны втираю соль.

За дверью взойдет ковыль —

Вернешься тогда домой...

 

В землю кидаю горсть,

Раны горят костром.

В горле застряла злость,

Небо теперь — твой дом.

 

С неба бежит вода

В трещины на холмах.

Вырастет лебеда —

Значит, хороший знак.

Леонид Родич (Ржеутский)

Очень важно

 

Очень важно то, кто рядом,

Кто поддержит и спасёт

Добрым словом, нежным взглядом

Нам уверенность вернёт.

 

Очень важно то, с кем вместе

Делим радость и печаль,

С кем любые встретим вести

И пойдём в любую даль.

 

Очень важно то, кто близок,

Тот, кто «на одной волне»,

Не предаст, не бросит вызов,

Не смешается в толпе.

 

Очень важно то, что кто-то

Возле нас, к плечу плечом,

Кто за нас не только потом,

Если надо и мечом.

 

Очень важно то, кто спину

Нам прикроет в час лихой,

Кто предупредит лавину,

Что повисла над тобой.

 

Очень важно – воедино

Быть душой и сердцем с Богом.

Это так необходимо

 В нашей жизненной дороге!

 

И ещё. Совсем не важно

То, что кажется напротив.

Может – это хлам бумажный…

Столько – рядом! Кто же против?...

Анатолий  Труфанов

Ах, зорька, зоренька!

 

Ах, зорька, зоренька, да солнце ясное

Играет лучиком, настал рассвет.

Казачка вольная, девица красная

Ждала любимого почти пять лет.

Казак тем временем уже седлал коня

Под песню звонкую от соловья

Ты где же милая? Дождись, дождись меня!

К тебе домой спешу да к сыновьям!

Там не щадила нас война проклятая,

Не разделяла нас по цвету глаз.

Земля пылала вся, огнём объятая,

Бомбёжкой вспахана десятки раз.

Скакал казак домой, того не ведая,

Что дом родной сгорел – сожгли село.

Но ждёт жена его с большой победою

И жизнь не ладится, коль нет его.

А ну давай играй, гармонь любимая,

Казак домой пришёл, войне конец,

Привет, любимый край, сторонка милая –

Домой вернулся муж, пришёл отец.

Ах, зорька, зоренька, да солнце ясное,

Сияй, родимое, нам сотни лет!

Ах, воля вольная, земля прекрасная,

Пусть будет мир на ней, да будет хлеб!

Ева Энкели

 

Встретился мне странник.

Как потом оказалось - волшебник.

Он смотрел на меня печально.

Мне утешить его хотелось.

Но на мой вопрос он ответил:

Что расстроен моим состояньем.

Для него вся судьба - это ветер,

А вот мне не хватает внимания...

Не хватает любви и поддержки,

Не хватает удачи и страсти.

Да в делах моих только задержки,

Да и жизнь моя в чужой власти...

Что же делать? - спросила устало.

Улыбнулся мне добрый волшебник.

Поменяться не хочешь местами?

Только помни, что я как отшельник.

Не смотрю на других, не судачу.

Я спокоен, уверен и кроток.

Не ищу бесполезную значимость,

Мне не нужен для счастья кто-то...

Я смотрела на этого странника

И дивилась его философии.

Разве мне это вправду надо,

И к такому вообще готова ли?

Нет...ответила я уверенно.

Вы идите своей дорогою.

Все проблемы - они временные,

И решаться однажды полностью.

Я останусь, я точно выстою.

Став сильнее, пойму главное -

Управлять надо своими мыслями,

Не искать во всем виноватого...

Флёр-Де-Ирис

Песочные часы 

 

...и закончится время

в песочных часах однажды.

вроде перевернул,

но капает пустота.

ты и пламя, и воду прошёл,

но никем не стал.

знаешь мудрости мира

и как закалялась сталь.

только всё пролетело

отчаянно и миражно.

 

в нелинейном пространстве

закон золотых сечений

соблюдать ни к чему -

он не сделает мир ясней.

неприглядное снова

вскроется по весне.

станет тесно душе

и на выходе вместе с ней

вдруг повиснет вопрос:

ну зачем это всё? зачем же?

 

и душа поплывёт словно

вольная бригантина,

рассекая просторы -

за жизненный горизонт.

где ничто не тревожит,

не давит и не грызёт.

где свободно вдохнет и выдохнет -

вот и всё...

а в песочных часах образуется

 паутина... 

Яна Сириус

Так-то!

 

Мы вышли из Черного Нечто.

Мы были бездонной тьмой.

И падая в бесконечность,

мы становились собой.

 

Вот мама твоя и папа.

Вот вечер в кино. Цветы.

Вот руки на талии. Так-то!

Скоро появишься ты!

 

И губы -  сначала робко,

потом взахлёб, до крови.

Одежда на пол. И долгий

миг безусловной любви.

 

И вот ты уже не бездна,

ты маленький, странный предмет.

Пока что ещё бесполезный,

пока что тебя почти нет.

 

Проносятся дни и недели:

вот руки, а вот голова.

Мама лежит в постели.

От слабости чуть жива.  

 

Часы не играют в игры -

движение только вперёд!

Крепись же малыш ! Ты выиграл!

Билет в затяжной Полет!

 

Тебя сдавило тисками.

Добро пожаловать в путь,

из места где стены ласкали

в тот мир, где ты должен вздохнуть.

 

Вздыхай же! И жизнью наполнись! Включился обратный отсчёт.

Но вот парадокс - запомни!

Движение только вперёд!

 

Исполнился год! Ты прекрасен! Божественный дар чистоты.

Невинен, румян, не опасен.

И с Богом пока на "ты"!

 

Застолье, куранты, беседа.

Год новый пришёл как-никак!

Ты на коленях у деда,

одет в темно-синий фрак.

 

Ты мир познаешь так быстро,

как взрослый почти говоришь.

"Мне сколочетыле!" -  слышно

как ты со смехом кричишь. 

 

Семь лет. В белой-белой рубашке стоишь на линейке.

Ты горд!

За партой с букетом ромашек,

внимаешь свой первый урок.

 

Подросток. Другой и угрюмый.

С толпой пацанов во дворе

ты думаешь странные думы

о том, что ты есть на Земле.

 

О том, что родители - гады

тебе запрещают гулять.

Курить запрещают, и вряд ли

когда-нибудь смогут понять.

 

Проносятся школьные годы.

Экзамены - нервы сдают.

Одетый по веянью моды

с похмелья идешь в институт.

 

Лет в двадцать впервые влюбился.

До одури, до хрипоты.

Стоял под балконом, молился...

Стеснялся своей прямоты.

 

Любовь, поцелуи и ссоры,

объятья в ночной пустоте.

Глупейшие детские споры.

А после - слияние тел.

 

И вот... снова круг начиная,

включая обратный отсчет,

частица тебя небольшая

движется только вперед!

 

И снова - пеленки, куранты.

Все так же - любовь и цветы.

И руки на талии. Так-то!!!

Скоро появишься ты...

Николай Бечин

Деревенская избушка

 

Деревенская избушка -

Одинокий огонёк,

Словно в печке уголёк,

Там живут старик, старушка.

 

Он, с утра разгладив спину,

Похромает на реку,

Разрубив пешнёю льдину,

Прочь прогонит грусть-тоску.

 

На уху ершей наловит,

Рассидится дотемна,

Если выдержит спина.

Быстро зимний день проходит.

 

А она протопит печку,

Будут шанежки, блины.

Вечерком поставит свечку:

"Лишь бы не было войны".

 

А ночами по привычке

Спят прижавшись, к ним порой

Сны приходят - искры-спички,

Как привет любви былой.

 

День за днём всё ближе к краю

И тоскуя о былом,

С деревенькой угасают

Два сердечка в доме том.

 

А когда уйдут из жизни,

Зарастёт травой изба,

Деревенька у Отчизны

Растворится навсегда.

Светлана Смирнова

 

Хочешь, я возьму тебя в бессмертие?

Станет новым летоисчисление,

В электронном виде ли, в конверте ли –

Посылаю другу приглашение,

 

Тысячами – сбудуться желания,

Размету прощеньем – прегрешения,

Голубиной почтой шлю послания,

Жду зимой ответ на приглашение.

              

А весной гонец к тебе отправится

Разъяснит все пункты положения,

Что тебе в письме моем не нравится?!

Где же твой ответ на приглашение?!

 

Радуга у ног твоих расстелется,

Лето остановится в падении,

Мне еще до чертиков не верится

Что придет отказ на приглашение!

 

Осень грянет вышитой сорочкою,

Жаром георгиновымотстветится,

И придет ответ короткой строчкою:

- Я и сам – бессмертный. Ладно. Встретимся.     

Ольга Мак

Пастухи звёзд. (Баллада)

 

Давай сегодня вместе будем

Стеречь на небе звёзды ночью.

Я точно знаю, не пропустим

Паденья их и все, что хочешь,

Ты сможешь загадать себе -

Почет мужей, любовь красавиц,

Жизнь полную без горестей.

Но я прошу тебя оставить,

Одну звезду на небе мне...

Когда пресытишься ты славой,

Любовь покажется горька,

Все злато мира станет прахом,

Она укажет путь сюда.

И ты вернёшься в день вчерашний,

Сквозь млечный путь раскинув мост,

Туда, где были мы однажды

С тобою пастухами звёзд.

 

Давай сегодня вместе будем

Стеречь на небе звёзды ночью.

Я точно знаю, не пропустим

Паденья их и все, что хочешь,

Ты сможешь загадать себе -

Почет мужей, любовь красавиц,

Жизнь полную без горестей.

Но я прошу тебя оставить,

Одну звезду на небе мне...

Когда пресытишься ты славой,

Любовь покажется горька,

Все злато мира станет прахом,

Она укажет путь сюда.

И ты вернёшься в день вчерашний,

Сквозь млечный путь раскинув мост,

Туда, где были мы однажды

С тобою пастухами звёзд.

Сергей Фёдоров

Филиппок

 

К нам на урок пришёл седой полковник,

Он ветеран, герой большой войны.

- Я расскажу не о себе сегодня...

О мальчике, таком же как и вы.

 

Он к нам в отряд пришёл совсем мальчишкой

Сбежав из разорённого села.

Голодный, грязный, с книгою под мышкой,

В глазах - душа, сгоревшая дотла.

 

Он рассказал, как расстреляли немцы

Отца- калеку и больную мать.

Мы слушали - и заходилось сердце

Не в силах этой горечи понять.

 

Ещё сказал - зовут его Филиппом,

Годочков - десять, с азбукой знаком.

И с хмурого согласья замполита

Прозвали мы мальчонку Филиппком.

 

Он в общем сразу стал своим ребятам

И каждый помогал ему чем мог

И как-то в одночасье стал солдатом

Десятилетний мальчик Филиппок.

 

Весенним днём журчат ручьёв разливы,

Щебечут птахи, от зимы устав.

Нам командир читает директиву-

На Тихоновку движется состав.

 

Приказ - остановить его движенье

В районе переправы через плёс

И по фашистам бить без пораженья,

Чтоб ни один вражина ноги не унёс.

 

"Ну что,ребята, добровольцам нынче нужно...

А ну, кто посмелее, шаг вперёд."

Шеренга дрогнула, вперёд подавшись дружно -

Отчаянный в отряде был народ.

 

На правом фланге, с книгою под мышкой

Стоял чуть повзрослевший Филиппок.

По возрасту - совсем ещё мальчишка,

По взгляду - настоящий мужичок.

 

- Товарищ командир, я тоже в дело,

Негоже вечно в лагере торчать.

Таскать на кухню воду надоело,

Да есть и без меня кому таскать.

Иван Петрович, санитарка Зина,

У Саньки вон на голени нарыв...

А я мужик, здоровая детина!

Ну разрешите с вами на подрыв?

 

Улыбку спрятав в бороду густую

Майор тихонько парню подмигнул

Взъерошил голову, практически седую

И, в качестве согласия, кивнул.

 

А Филиппок, ну даром, что мальчонка,

Ладонь к виску по- взрослому прижал

И голосом срывающимся, звонким

- Есть с группой на задание - сказал.

 

С последними закатными лучами

На место вывел группу командир.

Шестнадцать километров за плечами

И продвигаться дальше нету сил.

-Привал!-короткой передышке рады,

Мы молча повалились на песок.

И хоть умри, а дело сделать надо,

Устали все, но поджимает срок.

 

 

-Филиппка, здесь останешься с Подранком,

Прикроете на пару наш отход.

Всем остальным - перемотать портянки

И нужно дальше двигаться , вперёд.

 

А Филиппок устало улыбался.

- Вам без меня к мосту не подойти.

Я до войны частенько тут мотался,

Там Гиблое Болото впереди.

 

 

Есть брод, отец там ставил вешки,

Он все хотел там гати настелить,

Чтоб напрямик ходить без всякой спешки,

Да видишь, не успел осуществить.

 

Майор в раздумьях глянул на мальчонку.

На шее жилка выбивала дробь.

И вдруг увидел он в глазах ребёнка

Желанье мстить, тоску и злую скорбь.

 

- Что ж, делать нечего, веди отряд , Сусанин,

Коль знаешь ты дорогу лучше нас.

Подранок, остаешься с дядей Ваней

Глядите в оба и прикройте нас.

 

И мы шагали, чавкала трясина,

Звенели комары над головой.

И сапоги , хлебнув болотной тины

Все норовили сгинуть под водой.

 

А парень вел нас по знакомому маршруту

По лишь ему известному пути.

И мне вдруг показалось на минуту,

Что с ним отец шагает впереди.

 

Он крепко держит за руку сынишку

И смотрит на макушку в петухах.

И нет войны, и выстрелов не слышно,

И слёзы не от горя на щеках.

 

А дальше все как-будто бы в тумане

Подрыв, фашисты, выстрелы , отход...

Немного зацепило дядю Ваню,

Но ничего, до свадьбы заживет.

 

А Филиппка медалью наградили

Герой-мальчишка, нечего сказать.

Благодаря таким мы победили,

С таким не страшно было воевать.

 

Вот так вот ваш ровесник стал Героем

И детство своей Родине отдал.

Да вы знакомы - школьный ваш историк ,

Филипп Филиппыч, если кто не знал.

 

А Филиппок (мы так его прозвали)

Лишь улыбался сидя за столом.

И на груди блестели две медали,

Как две слезы, блестнувшие тайком.

Андрей PlahaПлахотников

 

Пока я принимал душ

она хотела уйти.

С ума сойти –

смыться пока я мылся!

Случись такое

Я был бы обеспокоен.

Я бы выключил туш

и писал реквием мылу.

Но не ушла.

Дождалась.

И награда не заставила долго ждать…

 

Вскоре она предложила

поменять кровать,

а я – квартиру.

Затянули ремни, напрягли жилы.

И на радость миру

поменяли и то и другое

и активно живём в покое.

 

Я обмолвился, что не против детей,

пары одной сыновей.

Сверили группы, факторы.

Стало ещё веселей!

И денно заработали наши реакторы!

Но где вы, судеб наших редакторы?

Теперь я отец двух дочерей.

 

Задержись я в душе,

кто бы мне нынче дул в уши?

Наташа из «Наших»?

Так и жил бы с котом

скотом

и поэтом

при том.

А нынче поэтом –

при Этой.

Светлана Кузьмина

 

Слышишь сдавленный хрип в ночи,

Обжигающий холодом сразу?

А ведь это вода кричит,

Заключенная в чёрную вазу.

Оттого и бледны цветы,

И в конвульсиях бьется портьера,

И по комнате бродишь ты,

Ни во что не имеющий веры,

Но мечтая попасть туда,

Где зазубренным диском лунным

Ветер правит созвездий руны

И с рожденья нема вода.

Агата Фредерик

В овечьей шкуре

 

Она, конечно же, не святая,

Хоть миловидна со всех сторон.

В овечьей шкуре притихла стая,

Но в волчьем логове свой закон.

Здесь прав всегда кто смелей и тверже,

Ведь сжата крепко в зубах гортань.

Быть в победителях каждый сможет,

Когда пригубит святой грааль.

Она такая… из постсоветских.

Простая с виду, внутри-война.

Вполне обычное было детство:

Учеба в школе и секций тьма.

Растратив молодость бестолково,

Она по жизни пошла в разнос.

Не каждой шанс выпадает снова,

Но здесь критический передоз.

И опыт жизненный пригодился

Размером где-то с подъемный кран.

Он в маску лживости облачился,

Хоть в маскировке и был профан.

И вроде вышло. Без лишних опций.

Сперва, конечно, душило зло

Но после пары граненых порций

Все изменилось и отлегло.

МинУло время. Всё незаметно.

Семья и бытность, для страсти лень.

Да только что-то поблёкла цветность

И мяса хочется в постный день.

Порочна видно её натура,

Раз невдомек на чужой трагизм.

Ей надоела овечья шкура,

И в стаю просится организм.

А овцы верят и в том потеха,

Не знает стадо что рядом враг.

Что скоро будет им не до смеха,

Когда сорвёт тормозной рычаг.

Им не помогут все сразу силы,

Какой не выбери жизни план.

Так не бывает в реальном мире,

Чтоб волки сыты и цел баран.

Ирина Калина

 

Шуршит мой город, павшею листвой.

Задумчиво спешит по тротуарам.

Ещё вчера томился летний зной

Сегодня осень ритм задаст гитарам.

Ещё вчера, сверкая янтарём,

Скакало солнце, кошкой выгнув спину.

Сегодня дом подёрнут сентябрём,

Тепло сердец украв наполовину.

И тихо дождь скучит сквозь решето.

Кленовой шалью парк укрыт, но зябко.

Бредет мой город, спрятавшись в пальто,

Забытых лет неся с собой охапку.

Александрина Кароль

Отрывки мыслей

 

Я уже давно не грежу,

Не гоняюсь за мечтами,

Ходит вольный, не объезжен,

Мой Пегас под облаками.

 

И жрецы моих народов,

Забывая ритуалы,

Проклинают день исхода

И мои инициалы.

 

Между строк моих трактатов

Мысль не льётся, слово пусто,

Вместо новых постулатов –

Злая критика искусства.

 

И поля былых  сражений                                    Густо заросли бурьяном,

В лабиринтах искажений

Заблудился дервиш пьяный.

 

Извлечённый неумело,

Высох корень на бумаге,

И в женьшеневое тело

Жизнь вдохнуть не смогут маги.

 

Не бывает на агоре,

Не приходит, увлечённый,

Оппонент в давнишнем споре,

Не забытый, не прощённый.

Татьяна Лавринова

Снегопад

 

А снег идёт, идёт ордой,

Все территории - его, без уговоров;

Мне новый день опять встречать одной,

И нет сведения счетов, нет укоров...

 

Вновь снегопад беснуется, распят

По рамочке окна белёсой взвесью,

Опять никто, ни в чём - не виноват,

А я кричу в окно беззвучно: "Здесь я!"

Елена Солодягина

Осень

 

Как пахнет полынью в осеннем лесу.

Корзинку груздей я домой принесу,

Немного брусники и несколько строк,

Что в душу упали, как с ветки листок.

 

Пусть осенью плачут так часто дожди.

Нас много чудесного ждёт впереди:

Лишь солнце осветит берёзовый лес,

Мне кажется - золото льётся с небес.

 

А вечером всю необъятную даль

Накроет тумана молочная шаль.

И звуки умолкнут, и в этой тиши

Услышу, как счастье коснётся души.

Светлана Тихонова

 

Он на ярмарке выбрал самую лучшую кисть:

Натуральную, мягкую, из куницы.

По натуре своей - беспросветный идеалист,

Все черты он придумал, даже изгиб ресницы.

 

Торопился домой, чтобы начать шедевр,

По пути прихватив ароматный элитный виски.

Если уж и писать Её, то на свой манер:

Грациозную Леди, женственную по-английски.

 

Он забыл про сон, всю ночь он писал Мечту.

Клал мазок за мазком, виртуозно владея маслом;

Заполняя цветом холщовую пустоту,

Он придумал Её, как Андерсен выдумал сказки.

 

И с восходом, играя лучами, напитана соком,

Полубоком с холста на него взирала Мечта:

Чуть с прищуром глаза, зелёные, с поволокой;

И с хмельным наслажденьем подумал он: «Это Та!»

 

Взяв портрет, одержимый, бежал и бежал без оглядки,

Он искал среди лиц эти с прищуром глаза,

Но Она шаловливо играла с ним в детские прятки,

А ведь он подбирал  даже Ей имена.

 

И когда, обессиливший, сел на скамейку в парке,

Вытирая с лица застилавший глаза его пот,

Он искал, почти с судорогой, прикурить зажигалку;

А Она не совсем уж изящно свою ему: «Вот...»

 

И глаза не с прищуром и пахнет табачным дымом,

И, должно быть, про Англию знает лишь понаслышке,

А присела уверенно так , невозмутимо.

Он услышал, как сердце стучит, а сам будто не дышит...

 

А любовь ведь не терпит ни образцов, ни рамок

И врывается в сердце внезапно , без телеграмм.

Мы себе нарисуем в мечтах «самых-самых»,

Только сердце не верит рисованным нашим холстам!

Екатерина Хабибуллина (Марина Листок)

 

Здравствуй, счастье, в конфетной обертке,

с карамельной улыбкой детей.

Босиком, по разбросанным лужам,

мчит ватага и с ней веселей.

Здравствуй,  солнце, ты стало мне ближе,

а ведь было совсем не достать.

В детстве яркие краски и крыши,

По которым любили гулять.

А вот этот сарай, покосился,

Верный слушатель наших идей.

В нем, в углу, сто историй хранится,

Улыбнись,  побежали скорей!

Вдруг догоним,  смешно, на подножке,

Мы заскочим в последний трамвай.

Не грусти,  соберем все в ладошки,

И за сердце положим опять.

Эмма Родионова (Халимова)

 

Если когда то захочется просто обняться,

Тихо прижаться к кому-то, сказать "люблю",

Я без сомнения знаю, с кем обменяться

Чувствами этими - нежность отдать в семью.

Если когда-то захочется вспомнить детство,

Душу свою наизнанку, спросить совет,

Знаю, что самое лучшее в мире место -

Мамино сердце, которое даст ответ.

Если когда-то захочется быть любимой,

Самой желанной средь солнечных дней и стуж,

Знаю, потянется с силой неодолимой

Сердце моё в ту сторону, где мой муж.

Если когда-то забудется жизни смысл,

Если она вдруг покажет свой сильный кулак -

Знаю, что есть мне дарёное кем-то СВЫШЕ -

Дети - моё вдохновение и мой маяк.

Юлия Ломовских

Прыгай в поезд и мчи на юг,

Оставляй свой привычный ритм.

Обретая в горах уют,

Новым взглядом смотри на мир.

 

Не тащи за собой невзгод,

И ненужных людей оставь,

Здесь теперь из земных забот:

Что поесть и на чем поспать.

 

Открывая глаза, открой

Душу свету небесных сил,

Не бери в новый день с собой

Все, что раньше ты в ней носил.

 

Все обиды оставь и злость,

Раздражение, тоску - к чертям!

Научись отдавать любовь

Даже самым простым вещам:

 

Ты проснулся! Ты жив! Ты бодр!

А вокруг, посмотри вокруг!

Мир - огромный водоворот 

Из прекрасных мгновений, друг.

 

А, когда расцветёт душа, 

От того, чем наполнен взгляд,

Время складывать свой рюкзак,

Ты все смог. Можно ехать назад.

Александр Мавлюкаев

Последнее письмо солдата

                           

Просвистела последняя пуля

И ударила в сердце меня

Хорошо что никто не забудет,

Хорошо что все было не зря

 

Не ищи меня в списках пропавших,

Не ищи меня в списках живых,

Не ищи меня в списках предавших,

А лучше вобще не ищи

 

Вспоминая за полным стаканом

Говори со мной будто с живым,

Говори со мной будто я рядом,

Как будто бы не уходил

 

Каждый раз когда кто-то стучится

Обещай представлять меня

И пускай никогда не случится

У двери другие стоят

 

Мне приятно что ты меня помнишь

Говоришь со мной будто с живым

Я мечтаю теперь об одном лишь

Чтоб домой меня не принесли

 

Обещаю однажды присниться

И тебе обо всем рассказать

Обещай что не будешь пытаться

Среди мертвых меня отыскать

Марин Владимир

НИКТО НЕ ЗАБЫТ, НИЧТО НЕ ЗАБЫТО

75-летию снятия блокады Ленинграда

и 75-летию гибели отца

 

Прорыв блокады свято чтут,

В день скорби слез не прячут.

Гремит над городом салют,

И ленинградцы плачут.

Наш вечный долг не забывать

Бомбежки, страшный голод.

И мужеству защитников салютовать,

Не сдавшим осажденный город.

Вот поле скорби – Пискарево,

Сюда к блокадникам идут

Январским днем двадцать седьмого,

Поклоны и цветы кладут.

Встречает всех Родина-мать,

Она покой детей хранит.

На поле их не сосчитать,

В их честь вечный огонь горит.

Здесь у могильных скорбных плит,

Где миллион сердец разбито,

Мы клятву врезали в гранит:

Никто не забыт - ничто не забыто!

Любовь Сушко

Ангелы в слезах уходят в небо

О.Чертов

 

В ту осень волки выли и спускался

С небес печальный призрак в час ночной.

И только рядом маятник качался,

И гений откровенен был со мной.

Откуда эти дивные картины,

Там Велес торжествует и царит,

И нет крестов, молитв и Магдалины,

Душа свободно к облакам летит.

И новую эпоху начиная,

Мы не хотим печалиться о том,

Что девушка в церковном хоре знает,

Как опустеет этот мир и дом.

Жизнь продолжалась, все придут обратно,

Никто не потеряется в пути,

И не пойдут князья там брат на брата,

И будут звезды в небесах светить.

И слышится за левым: - Размечталась.

За правым тихо, ангелы ушли.

И лишь душа, как маятник, качалась,

На краешке оставленной земли.

Лев Маевский

 

Мне душно, я не вижу света,

Луча, дороги, фонаря,

Да и не нужно мне все это,

Грубо говоря,

Я понял, что я существую

наверняка и без причины,

Я чужд любому существу, я -

Голос без начины.

И сколько не кричи, все тихо,

На каждый вздох - борьба,

Люблю до боли я свой стих, а

Не себя.

Я душу мерно выливаю

В несуществующий стакан,

Дышу, наверно, я не знаю...

Знаю врага.

Он здесь, неподалёку, рядом,

Его дыхание на мне

Кипит зубастым блеклым градом.

Во сне,

Мне кажется, на деле я во сне.

Показываю, как Иса, всем:

Вы меня видите, а я вас -

нет...

Совсем.

Эльвира Ефимова

 

Мой любимый, Летний сад

Старый мой приятель,

Я опять иду к тебе,

И печаль не спрятать.

Ты со мною рядом жил

И дышал листвою,

Много тайн ты сохранил,

Милый друг, не скрою.

И сейчас ты в тишине

Детство мне напомнил.

Красоту любить учил,

Я всё это помню...

Помню лебедей в пруду,

И любовь их тихую,

Как хранить они умеют

Верность лебединую!

И сейчас иду к пруду,

Чтобы поклониться...

За любовь и чистоту

Тем красивым птицам.

Елизавета Бутнару

Балерина



Теней причудливые формы,
Скользящий по паркету силуэт,
Плывёт, как лебедь, рассекая волны,
Юнеса влюбленная в балет.

Танцуя в комнате пустой
Изящны её тела очертания
Сражаясь, каждый день,
Сама с собой, до самоистезания.

Доказывая миру и себе,
Достойна быть звездой
Не малого масштаба!
Уверенно идёт к своей мечте
Преодолев с улыбкой все преграды.

На сцену мировую,
Прима выйдет на паркет,
Где с музыкой сольётся воедино,
Подарит зрителю свой танец, как букет.
Букет феерии хрустальной!

Галина Карнаух

Сестрёнке

 

Сверкают молнии

И льётся дождь.

Я выйду в непогоду,

В тёмную ночь,

 

В жару и зной,

Умирая от жажды...

Я приду за тобой,

Всё остальное - неважно.

 

Укрою от боли,

Спасу от несчастий.

Родная по крови,

Просто будь счастлива.

 

Не прячь глаза,

Даже полные слёз.

Ты ведь не одна

Среди жизненных гроз.

 

В твоих глазах

Сияют звёзды.

Твоя любовь -

Как кровавые розы.

 

Мы вдвоём,

Словно огонь и вода.

Мы всё переживём,

Ведь так, сестра?

Наталья Кудинова-Широкова

#ЧитайтеБольше


От Бродского до Кушнера
билет без пересадок!
Я слушать книги не люблю,
от них дурной осадок...

Люблю бумагу ощущать
и запах книг манящий...
Я всё ещё люблю читать!
Мир книг, он настоящий!

Не за обедом, на бегу,
за день книгу съедая...
Разнежившись на берегу...
Все книги понимают!

Читайте! Больше! Обо всём!
Пусть автор увлекает!
Пока читаем, мы живём!
Пусть мир об этом знает...

Сергей Шатров

Дальние страны

 

Какие там дальние страны!

И есть ли на свете они?

Проходят в обычной рутине

Обычные серые дни.

Размеренным ритмом - работа,

Размеренной жизни уклад.

Про близких, друзей -  забываем,

Ведь нужно бежать на доклад!

И жизнь утекает куда-то,

И мы убегаем - куда?

Туда, где побольше зарплата,

Туда, где вкуснее еда!

Уже не глядим, замирая

Наясного солнца восход,

И нет никакого нам дела,

Что там, на реке - ледоход.

И также, как осенью, тихо,

Природа на спячку идёт,

Из сердца уходит такое,

Что жизни всей смысл придаёт!

Татьяна Паршакова

 

Я верю в знаки судьбы – жизнь заставила.

И пусть мне трудно порою расслабиться,

По исключениям жить, не по правилам

Моя душа непрестанно тянется.

 

И пусть всё против, и может не сложится

В итоге то, что давно задумано,

Надежда пусть понемногу крошится,

В руках останется доля разумного.

 

Нам в вечер тот знак свеча оставила.

Я не спугну волшебства того нежного.

По исключениям живу, не по правилам,

Не на одной мы тропинке, на смежных мы...

Елена Подвигина

Поэт и муза

 

Однажды в городе известном,

Лишь вечер распахнул крыла,

В одну убогую квартирку

К поэту муза снизошла.

Она вошла неторопливо,

Присела на краю стола:

- Меня ты звал, ждал терпеливо.

Тебя услышала. Пришла.

Но только рад ты мне не будешь.

Закрыт лимит у нас любви.

Теперь явленья по тарифу.

Я за расчетом. Извини.

Поэт поправил окуляры

И стер испарины следы.

- Какой расчет? Книг экземпляры

Все даром были розданы!

Питаюсь только бутербродом,

Своей слезой его залив,

Не для себя, все для народа.

- Мне все равно. У нас тариф.

- Какой тариф в искусства храме?

И так тебе всю жизнь служу.

Я стать мечтал врачом, пожарным…

- Я подсчитала. Расскажу.

Во-первых, служишь ты привольно –

Ни графика, ни суеты,

Над ухом не стоят с указкой

И план не требуют к шести.

Потом, овеян красотою

Твой каждый день и час любой,

Ты серость превращаешь в строки

Яснее радуги самой.

И, наконец, бессмертье славы

По окончании пути.

Еще тебе причины мало?

За удовольствие плати!

- И чем за это рассчитаться?

Год за квартиру не плачу!

Она хохочет:

- Улыбайся

В лицо любому палачу.

Ты ж знаешь, милый, что поэты -

Народ крамольный для властей.

Тебя гоненья ждут по свету

И зависть близких и друзей.

Ты сердце им отдашь, как Данко, -

Его сомнут и раскрошат,

И пусть пылает оно ярко, -

Таланта люди не простят.

- А если я платить не стану?

Ну нечем. Убирайся прочь!

- Ну, я являться перестану,

Лишь мучить буду только в ночь:

Дразнить тебя невыразимым,

Строку чтоб ухватить не мог.

Ты станешь нервным и пугливым,

Ты станешь серостью дорог.

Нигде ты не найдешь покоя,

Все будет пресным, как вода.

Поэт – не должность в договоре,

Поэт – служенье и судьба.

- Неужто рок мой неизбежен?

А если пуля? Если яд?

- Увы. И тут ты безнадежен,

Ведь рукописи не горят.

© 2018 Издательский центр “СВЕТ”

Обращаем ваше внимание на то, что данный интернет-сайт

носит исключительно информационный характер

и ни при каких условиях не является публичной офертой,

определяемой положениями Статьи 437 (2) Гражданского кодекса

Российской Федерации.

Политика конфиденциальности